Война в Дагестане

Сообщения о терактах, убийствах и спецоперациях из Дагестана напоминают сводки боевых действий: борьба со следствиями вместо устранения причин

Сообщения о терактах, убийствах и спецоперациях из Дагестана напоминают сводки боевых действий. Практически ежедневные жертвы, а особенно их количество заставляют квалифицировать происходящее в этой Северо-Кавказской республике как настоящую войну с мирным населением и силовиками.

Вот некоторые примеры: 13 октября - три милиционера погибли в бою с бандитами в Цумадинском районе Дагестана недалеко от села Агвали, 9 октября - взорванный автомобиль с тремя обгоревшими телами внутри был обнаружен на окраине леса неподалёку от селения Гурбуки в Карабудахкентском районе Дагестана. 6 октября - разбойное нападение на отделение Пенсионного фонда РФ. Похищены 2,5 миллиона рублей, ранены двое посетителей отделения и погибла одна женщина. 5 октября - в ходе специальной операции на улице Гоголя в Махачкале был ликвидирован бандит Ерлан Юсупов. В тот же день в Махачкале, в Кировском районе на улице Орджоникидзе неизвестные избили двух сотрудников милиции и отобрали у них пистолеты Макарова. 4 октября - на федеральной трассе «Махачкала-Астрахань» в Дагестане 25-летний житель Махачкалы обстрелял автобус с людьми. В тот же день - убиты глава администрации села Нижний Чирюрт Хабиб Джамалов и председатель местного колхоза Мурад Качкаров. Их расстреляли неизвестные в масках. И тут же - обстрел из автоматического оружия КПП «Северный» на дагестанском участке трассы «Кавказ». 2 октября - сотрудник УБЭП МВД Дагестана был убит вечером в Махачкале на улице Дахадаева и т.д. Подробная сводка происшествий в Дагестане только за последние два месяца насчитывает не менее шестидесяти пунктов, не считая незначительные происшествия. То есть в среднем взрыв, теракт, захват заложников или убийство силовиков происходит каждый день.

Стороной, противостоящей мирной жизни, всё чаще называется ваххабитское подполье, т.н. «лесные», стремящиеся сделать из Дагестана один из центров распространения исламизма (радикального ислама) на Северном Кавказе. «У нас — война. Я потому оттуда и уехал. Война между "лесными" и остальными, - рассказывает водитель такси из Дагестана, живущий в данный момент в Москве, - К молодым пацанам приходят, предлагают десять тысяч долларов в месяц. Кто не согласится? Я не согласился, потому что старший брат уже ушёл. Выяснилось случайно: он сказал — еду на заработки и пропал, а потом у его жены нашли коробку с долларами. Он ей отдавал их, чтобы в лесах не оставлять. Ну, мы побили её, сильно, а брат потом пропал; его, видимо федералы убили или свои. Вообще, оттуда не возвращаются, ни одного не видел. У нас — война. В головах, прежде всего. Например, могут засунуть тебя в багажник и увезти в лес. Там — убить. И не из злости, а просто попонтаваться — вот, мол, взяли москвича с приличной тачкой и убили. Я поэтому в Москву и переехал, что тут войны нет. Брата потерял, люди, которые метро взорвали — моими соседями были, и так стыдно стало, когда узнал по телевизору, что рядом жил. А мама, слава Богу русская. А друзья остались там — не знаю, что с ними будет».

«В войне участвует примерно 10% населения, остальные терпят пока их не касается, - утверждает другой молодой житель Дагестана, 1989 года рождения, периодически живущий в Краснодаре, - Я сейчас как раз здесь нахожусь, в Дагестане. Всё плохо, да. Но вот про 10 килобаксов — болтовня и провокация. Молодёжь и без денег готова идти убивать "неверных". Экстремистская пропаганда делает своё дело. Молодым ребятам легко внушить подобное. Чиновники и милиционеры с одной стороны, правоверные братья с другой. Вот и убивают друг друга. Спецоперации с одной стороны и подрывы с обстрелами с другой. Это же как война, только менее активная. Участвует в ней от силы 10% населения. Пока нейтральный народ не сильно страдает — их не часто задевает взрывом или пулей шальной. Поэтому терпят».

Но всё же большинство жителей Дагестана серьёзно обеспокоены. «Очень напряженная ситуация в Дагестане, - рассказывает пенсионерка Рая Юнусова из Махачкалы, - Страшно становится. Моё мнение таково – вся проблема в борьбе за власть. Дагестанцы не могут поделить власть. Вот и стреляют друг в друга. Я сейчас говорю с вами, а из окна своей квартиры вижу дом 33 на Энгельса, где проводилась недавно спецоперация, вижу обстрелянные окна. Страшно. Ведь пострадали и совсем невинные люди тоже. Это же несправедливо».

«Государство само провоцирует молодёжь уходить в леса»

Очень широко распространено среди жителей Дагестана мнение о том, что государство само провоцирует молодёжь уходить к «лесным» неосторожными и резкими действиями силовиков, зачистками, случайными убийствами мирных жителей, необоснованными задержаниями и несправедливыми обвинениями. «Государство невольно поддерживает скорее “волну”, создаваемую экстремистским сайтом “Кавказский узел”, ибо бессудные расправы и беззаконие силовиков – это повседневная реальность контртеррористических операций в регионе, - заявил в интервью корреспонденту СКФОnews сопредседатель Российского конгресса народов Кавказа Деньга Халидов, - А это позволяет непримиримым реально вербовать молодёжь. В их сети попадает значительное число молодых людей, причём, неплохо образованных».

«В настоящее время большая часть всех террористических группировок, действующих в регионе, преследует религиозные цели, а фундаментализм и фанатизм является питательной средой для проявлений экстремизма и терроризма, - уверен исламовед, руководитель группы мониторинга молодежной среды РД, эксперт Центра исламских исследований Северного Кавказа Руслан Гереев, - Радикальные мусульмане излагают видение перспектив развития исламского террористического движения с выработанными рекомендациями в отношении тактики и стратегии на пути создания “зелённой республики”. При этом в Дагестане, при всём обилии законов, конституционных статьей и прочих нормативов отсутствует право на религиозный выбор, нет даже признаков формирования толерантности».

Очевидно это и простым дагестанцам. При этом старшее поколение на «новые веянья» смотрит несколько скептически. «Они ратуют на исламскую республику, так я понимаю. Хотят установит здесь шариат. Не получится, - говорит пенсионерка Рая Юнусова из Махачкалы, - Дагестан в составе России, значит пока это так, наша республика останется тоже светской. Хотя есть предпосылки исламизации, женщины стали закрываться. Я думаю, скорее внешний вид женщин в большей степени – дань моде. Пройдет. Мы это уже проходили в начале 90-х. Наравне с “закрытыми”, очень много и “открытых” женщин. Единственный путь навести в республике порядок – сесть за стол переговоров и найти компромисс враждующим сторонам. Может, звучит абстрактно, но я понимаю это именно так. Люди разочарованы в государстве, в несправедливости».

Борьба за молодёжь

Ни для кого не секрет, что в современной войне главным полем битвы становится не театр военный действий, а людские умы. Главным образом – молодёжи. «В Дагестане усилилась деятельность исламских пропагандистских центров, которые стремятся спровоцировать «религиозный подъём» мусульман, оценивая мир исключительно с позиции ислама, - констатирует исламовед, руководитель группы мониторинга молодежной среды РД, эксперт Центра исламских исследований Северного Кавказа Руслан Гереев, - В борьбе за паству духовные лидеры спешат подстраиваться под современные настроения молодежи. Различные конфессиональные направления стали упорно бороться за молодежь, стремясь привлечь их к себе любыми путями. Во время многочисленных встреч и бесед с молодыми верующими, обращается особое внимание на то, что за очень короткое время ваххабитские общины появились на всем Кавказе, а суфии веками не могли создать ни одного братства к западу от республики. Успех распространения ваххабизма объясняется его простотой».

Вместе с тем, причины у сложившейся ситуации намного глубже, чем происки ваххабитов. В частности, корни проблем лежат в социально-экономической плоскости. Это понимают не только специалисты, но и простые жители республики. «Что тут говорить. Причин много. В первую очередь это расслоение общества на богатых и бедных, - не сомневается пенсионерка Агариза Саидова из Махачкалы, - Дагестанцы гордые люди, не потерпят превосходства над собой. В то же время, простые люди, не чиновники, а именно простые люди - они законопослушные. А когда на их глазах некоторые переступают закон, конечно, могут вести себя агрессивно». Также важным фактором Саидова считает коррупцию. «Чиновники ставят препоны везде, берут взятки на каждом шагу. Стираются рамки дозволенности. Не выполняют своих обязанностей на местах», - говорит она.

Другим важным моментом, по её словам, является безработица. «Высокий процент безработицы, - констатирует Саидова, - Сейчас проходит перепись населения, и вы увидите сколько молодых людей выехало за пределы в поисках заработка. Ведь надо людям как-то жить, зарабатывать. А где в Дагестане заработаешь? Клановость, куначество, связи и деньги решают все проблемы. К людям надо относится с уважением, понимать их проблемы, решать их, а не сдирать деньги, тогда всё наладиться».

И несомненный, если не решающий фактор, способствующий возрастанию напряжённости в обществе, по мнению жительницы Махачкалы, это отсутствие духовно-нравственного воспитания подрастающего поколения. «В Дагестане этого воспитания давно нет, - утверждает Саидова, - Строятся мечети, огромное количество. Вы видите сколько людей туда ходят, именно молодых людей. А разве от этого они становятся богобоязливыми?»

Власть растеряна

Что же касается представителей власти, то они в целом соглашаются с тем, что в Дагестане идёт настоящая война, однако сами растеряны и не могут дать ни рецептов выхода из ситуации, ни чёткой оценки. «Как я могу оценить… Вы сами видите какая сейчас обстановка… Руководством республики принимаются все необходимые меры по стабилизации обстановки Дагестане. В рамках программы развития Северокавказского Федерального округа до 2025 года разрабатывается план мероприятий, основной целью которого является создание рабочих мест. Ведь именно безработица порождает все социальные проблемы нашего региона», - заявила первый заместитель министра экономики РД Патимат Абдуллаева.

«Ситуация остаётся напряжённой. Активизировались бандподполья, - констатирует заместитель начальника МОП МВД РД Магомед Исаев, - Мы со своей стороны проводим работу с населением. После проведения спецопераций по ликвидации боевиков в Махачкале, в Каспийске, и в Кизилюртовском районе проводим профилактические мероприятия для предотвращения террористических актов. Работаем в этом направлении. Все под контролем» - заверяет Исаев. Однако количество жертв за последние два месяца заставляет усомниться в эффективности работы как органов власти Дагестана, так и силовиков. Хотя, возможно жертв могло бы быть и гораздо больше, если бы не их деятельность.

Эскалация связана со сменой власти в Дагестане

Между тем, есть и ещё одно объяснение происходящего в Дагестане. «Смена власти, как известно, никогда не обходится без жертв. Кто-то, правда, теряет лишь тёплое кресло, но в некоторых случаях проливается кровь. Эскалация напряженности заметна с начала этого года, я бы даже сказал, с переходного периода - момента смены власти в Дагестане, - утверждает председатель Общественной Палаты РД Абумуслим Муртазалиев, - Мы все надеялись, что напряжение в республике спадёт с приходом нового руководства. Оказалось, наоборот. Будет неправильно с моей стороны давать оценку происходящим событиям. Ситуация не до конца изучена, нужно провести анализ всех последних событий. Если интересует лично моё мнение, то я склонен считать, что в республике сложились определённые взаимоотношения власти и людей, народа – отношение недоверия к власти. Пока не будет чёткого, ясного, открытого диалога руководства, чиновников местных властей с людьми - никакого позитивного изменения не будет. Нужно проводить форумы, где люди могли бы обозначать наболевшие проблемы и задавать вопросы, обращаться к власти. Форум – единственный путь к стабилизации обстановки в Дагестане».

Подобное мнение не редкость. Часто звучат призывы восстановить в Дагестане модель госсовета, ныне отменённую, которая сохраняла этнический баланс во власти, что является болезненной и очень чувствительной темой в Дагестане, да и на Кавказе в целом.

«Принцип федерализма предполагает отражение социо-культурной уникальности, политического и культурного разнообразия региона в той или иной политической форме, - считает сопредседатель РКНК Деньга Халидов, - Политическая форма на Северном Кавказе не может быть унифицирована по модели русских регионов. Унификация загоняет обычное или, как ещё говорят, традиционное легитимное право на периферию общества. Соответственно, формируется ситуация конфликта официального и теневого права: естественного, обычного для местных сообществ».

По словам Халидова, в сложном многосоставном обществе Дагестана разные сегменты общества должны получить отражение во власти. «Необходимо, чтобы закон учитывал этническое многообразие республики. В частности, это отражает идея Госсовета – исполнительного органа власти, состоящего из представителей каждого этноса республики» - утверждает учёный.

«Два ключевых момента – Госсовет и Конституционное собрание – составляли суть отличия Основного закона республики от других моделей. Конституционное Собрание формировалось из депутатов на 50%, и на 50% из представителей местных органов власти, - рассказал Халидов, То есть в Конституционном собрании обсуждались все важнейшие вопросы, связанные с конституцией. А заседали около 240-250 человек. Эта форма более-менее отражала чаяния и интересы разных территориальных общин и этнических сообществ республики. Она частично нейтрализовывала этнические моменты, гасила напряжённость».

Ситуация будет ухудшаться?

Что же касается возможных прогнозов развития ситуации в Дагестане, то они не слишком утешительны. «Ситуация будет ухудшаться, - полагает журналист Биакай Магомедов, - Стал развиваться уголовный бандитизм, который прикрывается экстремизмом. Бандитизм приобрел такой характер, что деньги вымогаются уже у чиновников. Мы возвращаемся в 90-е годы. Силовики боятся выходить из своих кабинетов. Их отстреливают. Поэтому сейчас, вместо грамотных, образованных специалистов в милицию идут малообразованные люди с гор. Сейчас во всех ветвях власти не ведётся никакая работа. К примеру: МВД не реализовывает реформу, просто игнорирует её. Никаких кадровых перестановок и перемен. Просто просиживают в своих кабинетах. Судебная система – уже год Верховный суд без председателя. Назначили, вроде, Данилова, председателя Байканурского районного суда, теперь нашли прорехи в его биографии. Законодательная власть просто атрофировалась, работа депутатов превратилась в нажимание кнопочек. Не принимаются законопроекты. Выступит один, два депутата - вот и вся сессия. Мертвый орган. Нет обратной связи между депутатами и избирателями. Одним словом, полное бездействие».

Вообще, мнение о том, что нынешнее ваххабитское подполье, это криминальные бандитские формирования 90-х, прикрывшиеся религиозными лозунгами - для Дагестана, как и для Северного Кавказа в целом – не редкость.

«В Махачкале очень напряженная обстановка, - говорит 35-летняя методист Дагестанского Государственного университета Елена Махалина, - Никакая работа не ведётся со стороны силовых структур. Просто сидят и занимают должности. Боевиков никто не хочет контролировать. Участковые милиционеры не выполняют своих обязанностей. Раньше они знали, кто чем дышит, в какой квартире или доме кто живёт. Молодые люди уходят в леса от безысходности, нечем заняться. Нет работы. Не могут реализовать свои способности. Даже очень хорошие специалисты сидят без дела. Люди разочарованы в государстве. У меня тоже растет сын. Я постоянно с ним беседую, стараюсь больше проводить с ним время, чтобы он доверял мне. Иначе результат будет плачевный. Очень надеюсь, что с нами такое не случится».

Очевидно, что проблемы редко решаются сами собой. В данный момент с нестабильностью в Дагестане власти борются исключительно посредством специальных операций. Ни в коем случае не хотелось бы умалять заслуг «силовиков», изо дня в день рискующих жизнью, но к сожалению, необходимо признать, что ликвидация бандитов – это несомненно необходимая, но всё же борьба со следствием, в то время как причины по-прежнему остаются неустранёнными.

Наталья Евграфова, Наида Гаджиева
Комментарии:
Оставить комментарий (11)
Представьтесь

Ваш email (не для печати)

Ваш возраст, место проживания
(не будут публиковаться, только для социологического исследования)

Введите число:
Что Вы хотели сказать? (Осталось символов: )